Кто круче в MMA: борцы или ударники? Разбираемся с бойцами, тренерами и промоутером

Главный вопрос во всей истории единоборств: кто и из какого вида спорта лучше в драке? Так появились MMA, на этом развился UFC, а ответ получить по-прежнему сложно.

Статистика обладателей титулов UFC просто уничтожает ударников. Считается, что борцы доминируют не только там, но и в бою, где изначально выглядят предпочтительнее. Так ли это? Мы поговорили об этом со всеми сторонами:

• Боец UFC Александр Волков – ударник.

• Тарас Кияшко – его тренер.

• Чемпион России по MMA Анатолий Малыхин (7-0) – борец.

• Светлана Андреева – тренер по кикбоксингу, которая ставит ударную технику серебряному призеру Олимпиады-2016 в греко-римской борьбе Миграну Арутюняну.

• Камил Гаджиев – президент Fight Nights Global.

У борцов 6 чемпионских поясов UFC из 8. Скоро могут быть все, но в топ-5 дивизионов их преимущество небольшое: всего 55%

Прямо сейчас в лучшем промоушене мира тренд на борцов. Олимпийский чемпион 2008 года по вольной борьбе Генри Сехудо завоевал два титула UFC: в наилегчайшем и легчайшем. Алекс Волкановски – чемпион полулегкого – уже в 12 лет выиграл чемпионат Австралии по греко-римской. Хабиб Нурмагомедов учился ходить на борцовском ковре, а сейчас уничтожает легкий дивизион. В полусреднем правит Камару Усман, который трижды становился All-American (всеамериканский спортсмен) и был чемпионом второго дивизиона NCAA (Национальной ассоциации студенческого спорта). Лучший боец вне зависимости от весовых категорий и король полутяжелого веса Джон Джонс боролся еще со средней школы, а потом стал чемпионом штата Айова среди учащихся в колледже.

Из этого списка выбиваются только Исраэль Адесанья (средний вес) и Стипе Миочич (тяжелый).

До этого пояс был у Даниэля Кормье, бывшего капитана олимпийской сборной США по борьбе. Да и сам Стипе не только боксировал в подростковом возрасте, но и боролся в первом (!) дивизионе NCAA.

То есть при определенных раскладах уже к середине года в UFC могут быть все чемпионы-борцы. Но вот доминирование этого вида спорта в топ-5 дивизионов практически пропадает. Из 40 бойцов в 8 весовых категориях – только 55% выходцев из борьбы.

Согласно этой статистике – борцы и ударники конкурируют на равных, но чемпионами становятся первые.

«Более успешны в ММА все-таки борцы. Сами смешанные единоборства изначально были придуманы кланом Грейси, чтобы показать превосходство борьбы над представителями других единоборств», – говорит Волков.

Вот список борцов-олимпийцев, которые в итоге успешно зажигали или зажигают в MMA:

• Кормье;

• Ромеро;

• Сехудо;

• Бен Аскрен (вы же его еще помните?);

• Марк Колман (первый чемпион UFC в тяжелом весе).

• Ден Хендерсон (тот самый, который нокаутировал Федора Емельяненко).

«Практически все чемпионы UFC – бывшие олимпийцы. Если человек прошел через Игры, а потом попал в MMA, то это спортсмены другого уровня. База борьбы дает хорошее преимущество, но сейчас все выравнивается.

Еще один важный фактор такой концентрации борцов: то, что у них нет выбора. Они вынуждены переходить в MMA. У боксеров есть профессиональная карьера, где водятся хорошие деньги, а если взять американских сборников по вольной, то там вообще нет господдержки. Поэтому они уходят в смешанные единоборства», – объясняет Кияшко.

Правда, что борца легче научить бить, чем ударника – бороться?

Главный вопрос в противостоянии борца и ударника – адаптация под смешанные единоборства. Лучший пример – Хабиб. Нурмагомедов далеко не самый крутой вольник, но он идеально подстроил свою борьбу под MMA. У Хабиба разнообразный арсенал переводов и сумасшедший контроль в партере, который основывается не на залеживании соперника, а на нанесении урона из правильной позиции.

«Люди получают удовольствие глядя на то, что делает Хабиб благодаря своему основному навыку. Он возвел борьбу в совершенно другой статус, он сделал ее такой доминирующей, что на это любо-дорого смотреть», – считает Гаджиев.

«Я вообще не заметил сложностей при переходе. Делаю акцент на свою сильную сторону. Адаптировать борьбу под ММА не очень сложно, главное – не бояться ударов. Многие борцы их побаиваются, начинается сумбур, они пропускают и плывут. Конечно, есть много случаев, когда борцы становились крутыми ударниками, но есть и обратное. Лучший пример – Петя Ян. Он ударник, который выходит биться с борцами, и они просто не могут его затащить в свою стихию», – говорит Малыхин.

Тарас Кияшко уверен – сейчас уже нет разницы, потому что все быстро учатся и бить, и бороться. А вот Волков – как ударник – уверен, что борьбе научиться тяжелее.

«Пару-тройку ударов борцу поставить легче, чем ударнику научиться делать 3 броска. Броски нужно чувствовать, взаимодействовать с оппонентом. Борьба – это работа с балансом соперника, а ударка больше рассчитана на твою работу и точное попадание в цель. В ударной технике также очень важен тайминг, что требует большого количества тренировок, но чувству оппонента в борьбе научиться сложнее», – сказал боец UFC.

Светлана Андреева считает, что освоить удары руками и ногами действительно проще, но когда сама ставит ударную технику представителям разных стилей, то делает несколько акцентов.

«Есть большая разница в технической и тактической подготовке. В MMA не нужны нырки. Если работаю с борцом, то даю задание входить на ближнюю дистанцию через длинные и размашистые удары, после которых можно сделать проход в ноги. У боксеров и кикбоксеров свои нюансы: они должны стоять на дистанции, работать передней рукой и так контролировать соперника. Это помогает и атаковать, и защищаться», – говорит Андреева.

Кажется, борцы – неуязвимы? Но у них тоже есть слабые места: как в бою, так и в подготовке

Конечно, главный момент для любого ударника против борца – не подпустить его к себе на ближнюю дистанцию. Оказывается, борцы хоть и быстро адаптируются под MMA, но сложно исправляют базовые вещи.

«Сложность в работе с борцами – не все терпят пропущенные удары. Очень долго приходится их учить не моргать во время ударов. Понимаю, это тяжело психологически, когда в голову летит, но этот момент им правда тяжело дается. Плюс у борцов всегда прорывается инстинкт: низкая стойка, пойти в ноги без подготовки. Если ударники более менее резкие и чувствуют дистанцию, то они выкупают борца за 5 секунд. Оттяжка – и колено в голову», – рассказала Андреева.

Но даже если борец в итоге перевел в партер, это еще не означает, что бой закончен. Если ударник в этот момент не паникует, то все довольно быстро может вернуться в стойку.

«Находиться в доминирующем положении – не значит доминировать фактически. У меня было много боев, когда борцы занимали удобное положение для удара, но не могли нанести тот самый сильный панч. И в этот момент можно восстановить силы, дождаться подъема в стойку. Психологически легче выходить против борца: страх самосохранения меньше, не так боишься получить от него какую-то травму. Но вот если борец бьющий – это сильно ухудшает психологическую обстановку», – говорит Волков.

Малыхину гораздо больше нравится выходить с представителями другого стиля: «Ударники – лакомые кусочки для меня. Я когда был маленький, бабушка всегда готовила два торта: один я не очень любил (с кремом), а второй – шоколадный – обожал. И когда я вижу, что против меня будет ударник, думаю: «Бабушка, да вот же он – твой шоколадный торт!»

А есть ли разница в физических показателях между борцом и ударником?

Чаще всего борцы выглядят мощнее соперников-ударников. Мышечная масса больше, но она также бывает двух видов. Кто-то быстро закисляется во время борьбы и проседает по выносливости (просто посмотрите на Ромеро), а те, кто делают упор на стато-динамику – кажется, могут бороться и драться гораздо больше, чем 5 раундов по 5 минут (Хабиб). Гаджиев считает, что борцовская техника более применима в MMA как раз из-за функциональной подготовки.

«Изначально я считала, что борцы физически сильнее, атлетически лучше сложены, чем боксеры. Но все это блекнет, если нет трудолюбия, работоспособности и характера. При этом если мы берем двух трудоголиков – борца и боксера – то первые все-таки выносливее и сильнее. Какие-то физические упражнения они сделают лучше», – уверена Андреева.

Волков согласен, что конкретно в бою предпочтительнее выглядят борцы, но это не значит, что они больше пожмут лежа.

«Каждый силен в своей сфере, в тех мышцах, которые он развивает. Но если проецировать силу борца на оппонента, то он выглядит мощнее только из-за работы с балансом соперника. Лучше чувствует захваты, физиологию оппонента и когда его бросить. Ударники такой внутренней информацией не обладают. Поэтому при тупом физическом противостоянии борец всегда будет выглядеть выгоднее. Но если брать отдельно показатели – за сколько пробежит кросс, сколько поднимет в килограммах – это зависит от спортсмена, а не от того, ударник ты или борец», – считает Александр.

Малыхин же уверен, что борцам нет равных: «Они более подготовлены физически, у них совершенно другая функционалка. Здесь борьба точно круче ударки. Огромные отличия. Ударник никогда не будет обладать такими физическими данными, координацией и чувствительностью, как борец».

Зрителю интереснее ударники. Поэтому промоутеры в MMA платят им больше – даже если те проигрывают борцам

Смешанные единоборства – это не только столкновение двух стилей, но еще и огромный бизнес. От яркости боя (или ожиданий от него) зависят продажи билетов и трансляций, от этого – прибыль промоушена и гонорары бойцов.

Камил Гаджиев считает, что чаще всего нужно ставить стилистически похожих спортсменов – так бои получаются интереснее. Хотя есть и исключения – противостояние Хабиба и Конора.

«Зрителю выгоднее ударник. Люди хотят посмотреть драку в стойке и на встречных курсах. Плюс, когда бойцы оказываются внизу, болельщикам не всегда удобно смотреть из зала: один боец закрывает другого. Также в борцовских аспектах люди не очень хорошо разбираются, не всегда понимают, что происходит. А в ударке все просто и понятно», – говорит Гаджиев.

Интересный момент – у борцов и ударников существует разница в гонорарах. Все дело как раз в шоу, которое чаще закатывают представители бокса, кикбоксинга или тайского бокса. Борцы лучше адаптируются к спортивной составляющей, но из-за того, что это частенько бывает скучно и не ясно для зрителя – ударники предпочтительнее.

Ударники получают больше, потому что в них больше заинтересован промоутер. Плюс у ударника всегда больше шанс получить новый бой, даже если он проиграл – просто за ту эмоцию, которую получил зритель. Борцы вроде выигрывают, а звездами не становятся. Организаторы платят звездам. Причем это не всегда победители в боях – это могут быть ударники, которые просто дают шоу», – добавил Гаджиев.

Малыхин считает борьбу лучшим базовым видом спорта для MMA, но согласен с частью шоу: «Это не всегда зрелищно. Все говорят биться в стойке. Видимо, надоело, что борцы всех затаскивают, душат и выигрывают. Главное – не забывать свою базу и не думать, что ты сумасшедший ударник».

Не забывать базу – это вообще главное и для борца, и для ударника. Но сейчас грани стираются, а первоначальные виды спорта отходят на второй план, потому что смешанные единоборства развились в самостоятельную отрасль, где бойцов сразу обучают всему. В 2016-м Федор Емельяненко говорил, что через 5-6 лет появится первое поколение универсальных спортсменов MMA. Ждать осталось немного.

[Всего: 1   Средний:  5/5]

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан