Любовь до гроба: трагическая история арабской принцессы, которую казнили из-за любви

Это только в сказке про Аладдина восточная красавица может выйти замуж за простолюдина, завоевавшего ее сердце. На самом же деле, судьбы местных девушек предрешены практически сразу после их рождения. Будущего мужа для них выбирают родители, и любые компромиссы в этом вопросе исключены.

Даже для внучки самого правителя Саудовской Аравии не может быть поблажек. Но что произойдет, если принцесса влюбится в обычного юношу и захочет связать с ним свою жизнь? Об истории такой трагической любви читайте в нашем материале.

Начнем с небольшой предыстории. В 1960-х годах главой Королевства Саудовская Аравия должен был стать Мохаммед ибн Абдель Азиз Аль Сауд — шестой сын Ибн-Сауда, основателя государства. Но наследный принц так и не стал правителем. Под давлением старшего брата Фейсала, ставшего королем, он вынужден был уступить права на трон младшему брату Халиду.

Все потому, что Мохаммед обладал скверным характером и любил приложиться к бутылке. Хоть распитие спиртных напитков в Саудовской Аравии запрещено, кто станет спорить с сыном самого Ибн-Сауда?

Мохаммед ибн Абдель Азиз Аль Сауд (слева)

Несмотря на свою дурную славу, Мохаммед продолжал оставаться одним из ценнейших людей в государстве. У него часто просили советов сначала король Халид, затем — король Фахд. Кроме того, он считался самым богатым членом королевской семьи Саудовской Аравии. Кстати, для ее пополнения и продолжения рода Мохаммед тоже приложил немало усилий — от разных жен у него родились шестеро сыновей .

Кадры из художественно-документального фильма «Смерть принцессы»

Вернемся к нашей истории. В 1958 году у Мохаммеда родилась внучка, которую назвали Мишааль бинт Фахд бен Мухаммед Аль Сауд. Девочка была настоящей красавицей и любимицей семейства. С самого детства она росла в роскоши, не зная ни в чем отказа. Даже король Халид — родной дядя девочки — души в ней не чаял. Но всеобщая любовь никак не облегчала ее непростую участь.

Дело в том, что Мишааль фактически не могла распоряжаться своей судьбой. Как только юная красавица подросла, родители решили, что выдадут ее замуж за одного из великого множества кузенов-принцев. Какого именно? Это не важно. Главное, продолжение рода, все остальное — никому не нужные формальности.

Перечить родителям было бессмысленно, однако девушка заявила, что до замужества хочет получить высшее образование. Отказать своей любимице они не могли, поэтому отправили ее учиться в университет в Ливане. В Саудовской Аравии на тот момент возможности получить образование для женщины не было.

К слову, до сих пор в этой стране сильно ограничены права местных женщин. К примеру, если девушку изнасилуют, то перед законом будет отвечать именно она, так как якобы «спровоцировала» насильника.

В Ливан Мишааль отправилась в сопровождении многочисленной охраны и прислуги. Но даже круглосуточный надзор не помешал ей сделать то, что обычно происходит с 19-летними девушками — влюбиться в очаровательного юношу. Объектом ее обожаний стал сын посла Саудовской Аравии в Ливане Халед аль-Шаер Мулхаллал. Если в России сын посла, скорее всего, принадлежал бы к «сливкам» общества, то в Саудовской Аравии — стране, где большинство властных функций осуществляют наследные принцы-эмиры — он считался простолюдином.

Роман принцессы Мишааль и Халеда изначально не имел никаких шансов на счастливый финал. По законам Саудовской Аравии, за любые внебрачные связи молодым людям могла угрожать смертная казнь. Решились ли влюбленные зайти так далеко, доподлинно неизвестно. Впрочем, уже того факта, что принцесса осталась наедине с посторонним мужчиной, было достаточно для того, чтобы разразился скандал.

Несмотря на весь риск, Мишааль и Халед продолжили общение. Так как девушка всегда была окружена многочисленной свитой, держать их роман в тайне слишком долго не удалось. По возвращению в Саудовскую Аравию кто-то из слуг рассказал королю о странной связи принцессы с простолюдином.

Тогда, осознав, что ее жизнь находится в опасности, Мишааль пошла на еще более рискованный шаг — попыталась сбежать. Девушка приехала в город Джидду, расположенный на Красном море, бросила свою одежду у воды, надеясь, что ее сочтут утопленницей, переоделась в мужские вещи и отправилась в аэропорт. Там по поддельным документам принцесса попыталась покинуть страну, но охрана аэропорта ее узнала и заключила под стражу.

Когда Мишааль доставили обратно, она предстала перед судом. По закону, прелюбодеяние должны подтвердить минимум 4 свидетеля, но в деле принцессы таковых не могло быть чисто теоретически. Кроме того, она сама призналась, что интимная связь была. Действительно это правда либо же девушка таким образом решила выразить жест протеста против суровых правил шариата, неизвестно. В любом случае, ее признали виновной.

Халеду аль-Шаеру Мулхаллалу сразу же вынесли смертный приговор, но вот насчет принцессы некоторое время еще сомневались. Сам король Халид настаивал на том, что девушку можно пощадить. Но вот дедушка восточной красавицы Мохаммед ибн Абдель Азиз Аль Сауд, которого за скверный характер прозвали Абу Шарайаном («Отец двух зол») заявил: нарушительницу ждет смертная казнь.

15 июля 1977 года Халеда и Мишааль вывели на центральную площадь. Процессом руководил сам Мохаммед Аль Сауд. Молодых людей связали и представили на обозрение публике. Так как принцесса была членом королевской семьи, ей удалось избежать побиения камнями. Девушку поставили на колени и выстрелили ей в голову. Халеда же ждала более жестокая расправа.

Обычно для исполнения смертного приговора приглашают профессионального палача, который избавляет преступника от лишних мучений. Но в некоторых случаях, для того, чтобы ужесточить и без того суровое наказание, эту задачу поручают любителю. Так и поступили с Халедом.

Отрубить голову парню приказали одному из членов семьи Мохаммеда, который до этого момента никогда не убивал людей подобным образом. В итоге голова с плеч несчастного Халеда слетела только с пятого удара. Страшно представить, какие страдания испытывал юноша в те последние минуты своей жизни.

После этой истории права женщин в Саудовской Аравии были ужесточены еще больше (хотя куда уж больше?). Мохаммед ибн Абдель Азиз Аль Сауд признался, что никогда не жалел о том, как поступил с внучкой. По его словам, уже того, что девушка находилась в одной комнате с посторонним мужчиной, было достаточно для того, чтобы ее наказать.

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан